Business Engineering Group | Главная страница Бизнес Инжиниринг Групп | Главная страница Написать письмо Написать письмо Карта сервера Карта сайта
Бизнес Инжиниринг Групп
ЧаВо Форум Контакты Прайс
ЧаВо
Форум
Контакты
Прайс
О фирме
Консалтинг
Обучение
Инструменты
Клиенты
е-Государство
Теория
Публикации
Проектная сессия «Карта Бизнеса. Для первых»

Информация о сессии
Резюме
Главы из книги «Карта управления бизнесом для его капитанов и штурманов»
Отчеты с сессий
Задайте нам вопрос

Имя:

Компания:

Телефон:

E-mail:

Вопрос:
Введите число на рисунке:
Ближайшие семинары
Смена приоритетов: от «процессного подхода» к стратегии устойчивого роста. Узнайте о новейших технологиях СМК и методах управления на семинарах «Бизнес Инжиниринг Групп»
подробнее подробнее...
Главная | Проект «КУБ» | Проектная сессия «Карта Бизнеса. Для первых» | Главы из книги «Карта управления бизнесом для его капитанов и штурманов»
Олег Банных  |  Карта управления бизнесом для его капитанов и штурманов     Содержание

Встреча первая

Элементарные вещи

К. Добрый день, коллега, отвечайте прямо: Вы понимаете цель наших встреч?

П. Беседуя на подобные темы, я начинаю вникать в суть дела в лучшем случае с  середины…

К. Значит, у нас в активе есть некоторый запас Вашего терпения, а потому мы начнем не с каких-то там «системных моделей», а с философии.

Тогда Вы рискуете искусить мое терпение гораздо раньше, чем я предполагал. Я, как и всякий деловой человек, люблю практичность и не терплю длинных философских речей…

К. Сказав это, Вы тем самым только обнажили свою твердую философию практичности.  По свидетельству Честертона, символом нашей эпохи стал человек, который практичен теоретически, а на практике непрактичен больше любого теоретика. Часто наши проблемы возникают оттого, что мы неправильно понимаем, что же является действительно практичным: конкретная технология решения конкретной проблемы, либо какая-то абстрактная на первый взгляд философская концепция.

Ведь любая теория, какой бы приземленной она не была, в явном или неявном виде включает в себя некую мировоззренческую, философскую позицию ее автора, без понимания которой очень сложно определить правильность и полезность практических следствий из нее. В качестве примера можно привести современную экономическую науку, которая вся выросла на философской гипотезе о существе человека, сформулированной Адамом Смитом. Согласно ей, человек - это разумный эгоист, рационально просчитывающий каждый свой шаг, в том числе и в экономической сфере. Не входя в спор с неразумным тезисом о разумности эгоизма, отмечу только, что если в основание экономической науки положить нечто другое, то и все ее дерево будет другой породы.

П. Насколько я помню, тема наших бесед – какие-то карты бизнеса, методам построению которых Вы обнадежили меня научить. Про Адама Смита я слышал в своей розовой юности на лекциях по политической экономии – странной науке, сочиненной странными людьми. Вспомнить розовую юность всегда приятно, но это я могу сделать наедине и бесплатно. Тем более,  экономика – это  наука, стоящая на основаниях, известных одним только экономистам. Я сторонник более приземленных областей знаний вроде физики, химии или теории бизнеса – тут-то какая «философия»?  Как говаривал Герц: «Теория Максвелла – это уравнения Максвелла» и потому - никакой метафизики.

К. А вы вспомните то действо, что устраивал перед восхищенными взорами пятиклассников учитель физики, в доказательство наличия электрических сил теревший эбонитовой палочкой собственные штаны и пускавший изливающиеся непонятно откуда заряды по встающим на дыбы полоскам бумаги?  Нежным душам, еще не отвыкшим от чудес детства, этого было достаточно для доказательства наличия электронов. Увидеть связь между эбонитовой палочкой, штанами физика и электронами может только романтик, а не «приземленный», по Вашему выражению, человек… 

Моя мысль в том, что для подавляющего большинства людей – и отнюдь не темных людей -  самые обычные вещи и явления полны всяческих чудес, «метафизики», «философии». Впрочем, как хорошо доказал в своем замечательном труде «О влиянии философских концепций на развитие научных теорий[1]»  Александр Койре, вся, так называемая, точная наука сплошь стоит на тех или иных философских предрассудках, то есть на тех, зачастую неясных для самого ученого основаниях, которые стоят пред его научным рассудком. 

П. Вы напрасно меня убеждаете в практичности философии, я это знаю и так. Но любой зрелый человек, каковым, извините, я себя в некоторой части, ощущаю, уже имеет свои самые важные представления о себе и мире. И всякие философские беседы имеют целью навязывание системы взглядов одним человеком другому…

К. Не подвергая сомнению прочность и ясность Ваших философских представлений, усомнюсь в типичности Вашей ситуации для нашего времени. Большая часть обычных людей не только не имеют ясных взглядов на главные вопросы жизни, но и просто не задаются ими. Впрочем, я рад, что нам не нужно убеждать друг друга в важности всех этих вопросов.

Хотел бы только заметить, что важность понимания несознаваемых в суете жизни мировоззренческих основ относится и к управленческим теориям.

К сожалению, к моменту зарождения современной науки управления в начале 20 века, всякая наука невзлюбила философию вообще, к тому же, зарождение это, главным образом, случилось в Америке, которая не любит философствовать в принципе. Кроме того, почти все создатели управленческих концепций (Тейлор, Форд и др.) имели, как правило, исключительно  инженерный, а не философский, склад ума.  В первые десятилетия развития современного бизнеса требовалось решение достаточно локальных задач, связанных с наведением более или менее элементарного порядка в больших организациях. Поэтому практический («нефилософский») характер науки управления оправдывал себя.

Но сегодня все изменилось. Предприятиям уже недостаточно сугубо технических приемов управления, им необходим некий идеологический и технологический управленческий комплекс. А этот комплекс всегда разрабатывается «с головы», с «общей идеи», с «философии». К тому же, в основу бизнеса все более закладываются не традиционные конкурентные идеи, а некие семантические конструкции, предполагающие управление через создание и внедрение определенных смысловых комплексов (миссия, стратегия, видение, бренд и т.д.), что тоже невозможно сделать без философского склада ума.

П. Я даже признаюсь Вам, что, как и всякий русский человек, люблю пофилософствовать. Не то, чтобы нашего брата постоянно терзают высокие полеты мысли, просто в каждом своем действии хочется видеть смысл. И когда видишь бурный поток управленческих философий, что хлынул к нам из всех дыр, невольно задаешься простой мыслью: «Как-то очень пестро все, да дорого. Надо бы упростить и удешевить».

К. А чтобы «упросить и удешевить», надо разобраться в основах, рассмотреть корень. Поэтому нам придется хотя бы слегка углубиться в то, что обычно называют «элементарными» вещами. Англичанин Джон Кейнс, уставший, видимо, от псевдосложностей экономической науки, сказал, что «самые большие глупости в экономике происходят из непонимания элементарных вещей». Думаю, что с этим не может не согласится не только любой экономист, но и всякий, кто пожил на белом свете. Все «элементарные» вещи только на вид таковые, потому на них и не обращает внимание большая часть людей, считая их и так «понятными». Надеюсь, что результат таких философских копаний, в конце концов, будет вполне соответствовать ожиданиям Вашей практичной натуры…

Блаженные похабы

П. Ну, хорошо, давайте уж к делу, пусть это будет даже и философия. С чего начнем?

К. Мы начнем с ответа на вопрос: управление – это наука или искусство?

П. Н-да… Для этого нужно разобраться, по крайней мере, что такое наука и искусство. Так мы ни до каких карт бизнеса не дойдем…

К. Поэтому, чтобы не углубляться, даю очень простой принцип, разграничивающий эти два понятия. Наука – это когда Вы ищете в непохожем – похожее. Искусство – наоборот: в похожем – непохожее. В различии науки и искусства – основа существенно различающихся, но не раздельных друг от друга,  взглядов человека на мир. Нам это очень нужно, чтобы правильно понимать бизнес. Скажите, сколько бизнесов Вы за свою деловую жизнь осуществили?

П. Трудно сказать насколько мои бизнесы осуществились, но рождено их было немало… Некоторые все еще настолько живучи, что иногда не поймешь кто из нас живее… Если без самохвальства, то за десяток своих дел мне в этой жизни не стыдно…

К. Насколько близки друг к другу по своей сути эти предприятия? В каких отраслях экономики они работают?

П. Самые разные дела: от выращивания птицы до выращивания кристаллов для микроэлектроники. В конце концов, я согласен с Энди Пирсоном[2]. Он пришел в бизнес по разливу газировки из автомобилестроения и на вопрос как он перенес такие резкие перемены в характере управляемых им бизнесов, ответил: по всему миру Pepsi разливают двести тысяч людей, и он не имеет никакого понятия, как они это делают. Во мне тоже нет особого интереса к тому, чем отличается рост кристаллов от роста индюшатины. Как говорят коренные русичи, бизнес – он и в Африке бизнес…

К. Вы вместе с Энди Пирсоном дали хороший пример научного подхода: в разных по существу своему бизнесах увидели одинаковое. Задача науки – искать закономерное, повторяющееся начало в непохожих друг на друга вещах и явлениях. То, что Вы собираете непохожие друг на друга предприятия по какой-то выведенной Вами единой модели, означает, что на уровне практики Вы уже владеете и научным подходом и научным мышлением. Научное мышление – это, с одной стороны, дар, жизненно необходимый любому предпринимателю, с другой – методология, систематизирующая проявление этого дара в жизни. Дар такого мышления у Вас налицо, но он проявляется стихийно. Наша задача только в том, чтобы более ясно выразить его в строгих алгоритмах.

П. Видимо, в компенсацию дара научного мышления, я лишен дара воспринимать мир, с позиции искусства… Признаюсь, что вся моя семья вышла из мужиков и всегда была далека от оперных площадок. А сочинения по Пушкину наша учительница литературы заставляла переписывать из типовых собраний школьных сочинений….

К. Когда я говорил об искусстве, как втором «фокусе» воззрения на мир, то меньше всего имел ввиду важность эстетского воспитания в том виде, как оно дается, по Вашему выражению, «на оперных площадках». Давайте пример ближе к бизнесу. Его научное понимание дает возможность собирать любой бизнес по единым моделям. Восприятие бизнеса, как искусства, то есть способность увидеть в одинаковом разное задает, так называемое, личностное восприятие и всего бизнеса и отдельных его составляющих.

Например, когда Вы встречаетесь с каким-то сотрудником, то с точки зрения науки управления перед Вами функция, должность, нечто взаимозаменяемое и проектируемое с системных позиций. Вы, сквозь «очки» научного подхода, не видите лица конкретного человека, что дает Вам возможность уйти от его уникальности, неповторимости и приблизиться к стандартности, закономерности, повторимости. Но если Вы будете видеть только функцию, не видя личности, значит, Вы слепы на один глаз. Впрочем, я сейчас не хотел бы вдаваться в последствия такой слепоты. Пока важно понять, что научный и личностный взгляды – это два существенно разных, но неотъемлемых друг от друга восприятия мира.

П. По правде говоря, с  удовольствием бы ослеп на один – тот самый «личностный» - глаз, дабы не видеть некоторых ликов, преследующих мой бизнес всю его жизнь…  Насколько я понял, те самые карты бизнеса, что мы будем рисовать, строятся на фундаменте научного восприятия?

К. Верно.  В основании любого научного познания лежит базовая триада, которую сформулировал святой Максим Исповедник 13 веков назад. В самом общем виде она звучит так: все существует, все живет и все имеет смысл... Вот взять хотя бы меня: по формуле Максима Исповедника, я – существую,  живу и мое существование и жизнь имеют смысл… Можете то же самое сказать о себе, о бизнесе и о любом предмете, окружающем Вас. Понятно?

П. Опускаю реплики относительно содержательности Ваших философских выводов. Я слышал, что философы – люди занудные в отношении всем понятных вещей, но, скажете: Вам и вправду неясно без всяких философий, что Вы, например, существуете на свете?

К. Во всяком случае, мое существование научными методами Вы доказать не сможете. Вы в это можете только поверить… Я не говорю уже о том, чтобы доказать мою жизненность и тем более понять ее смысл. Что судить о человеке: для начала определите хотя бы смысл жизни ну вот, скажем, того воробья, что заливается на тополе…

П. Знаете, как на Руси относились к философам?

К. На Руси, по свидетельству Федора Достоевского, слово «философ» было бранным и означало – «дурак»…

П. Вы не обижайтесь, но я согласен со своим народом…

К. Но самих-то дураков народ называл блаженными похабами – людьми, которые имели блаженство высмеять, испохабить «всем-известные-вещи», точнее всем известные понятия о них. Ну, так как насчет смысла жизни воробья?

П. Если бы нашлись хотя бы пара сотен чудаков, желающих заплатить за эти его трели, то я бы нашел смысл и этой пичужке…

К. Как Вы считаете, Создатель при творении чирикающей живности, думал об удовольствии их слушателей или о вашем брате, желающем на этом удовольствии заработать?

П. Я не знаю, что думал Создатель. Но я, как, извините, опытный делец, при творении бизнеса всегда вначале думаю об удовольствии покупателей его продукции. Хотя, соглашусь, что «наш брат», большей частью – не небесных кровей… Послушайте, о чем мы говорим?

К. Мы говорим о самых важных вещах. О смысле какой-то вещи, о ее жизни и ее устройстве. Мы говорим о необходимости в каждом акте познания чего-то ответить на три главных вопроса: что? как? и зачем? Что из себя представляет вещь, из каких частей она состоит и в каком порядке они соединены друг с другом? Как она «живет», работает, функционирует? И кому это все нужно? В чем смысл ее работы? Зачем все это нужно? Вот и «вся» философия Максима Исповедника: все есть, все живет и все имеет смысл…

П. Я Вам могу набросать еще кучу вопросов: почему? где? когда?.. Разве на них не надо отвечать для понимания реальности?

К. Слава небесам, Вы приняли толику закваски блаженной похабщины. Поверьте, это признак здравия души… На эти и другие вопросы тоже нужно отвечать, но все они – вопросы «второго плана». Главные – эти три: что, как и зачем. Они составляют костяк любого акта познания. В том числе и бизнеса. Все его уродство и вся его красота – есть следствие уродства или красоты ответов на эти три вопроса: кому бизнес нужен, как он работает и как он устроен. Последовательное прохождение этих трех вопросов и есть главный признак применения научного подхода. Но когда мы говорим о бизнесе, то научный подход имеет свою особенность. Восприятие бизнеса сквозь триаду «зачем - как – что» – это восприятие через «очки» системного подхода. Сквозь эти «очки» бизнес (как и всякая иная реальность) видится, как система

П. Если кто заговаривает про всякого рода системы, то сразу вспоминается что-то из Швейка: «все нужно делать по системе! По систематизированной системе? Да, по систематически систематизированной системе!» Скулы воротит: где во всем этом жизнь?

К. Согласитесь, что каждый человек находит себе веселье в том, что он любит. У математика каждая цифра дышит, а деньги ему интересны только, как предмет счета…  Для Вас всякая системность – это что-то из области канцелярских правил, но здесь все серьезней и одновременно живее: Ваши предпринимательские решения настолько удачны, насколько системны…

П. Послушайте, но Вы же десятью минутами раньше уже уверили, что у меня этот самый дар системно-научного подхода есть… Определите уж, наконец, его суть…

Мухи и малыши

К. Суть научного подхода вообще мы определили, а суть системного подхода понимается через определение понятия «системы»,  самое краткое и емкое из которых следующее:  система – это средство решения проблем. Восприятие всего окружающего, как открытых или еще скрытых в нем возможностей решать наши собственные или мировые проблемы – это и есть системный подход. Это первая, и, наверное, самая важная, «элементарная» истина, которую нам придется по-настоящему понять.

П. То есть воробей – это средство решения проблем зевак в сфере их эстетического воспитания? Не слишком ли несправедливо даже по отношению к такому серому созданию?

К.  Но Вы же это имели ввиду, когда хотели «зевакам» продать воробьиные песни? Или когда Вы думаете об удовольствии покупателей производимых Вашим бизнесом товаров, то это удовольствие – всего лишь следствие решения возвышенных или низменных покупательских проблем… Вот и вся хитрость системного взгляда: он видит смысл в любой вещи или живом существе мира в их способности решать проблемы людей…

Предлагаю в наши размышления добавить образности и начертать вот такой рисунок.

Это первое с чего должен начинать любой предприниматель: с определения той проблемы, которую он желает решить с помощью создаваемой им системы типа бизнес. Очень важно: начинать надо не с самого бизнеса, не с того, какой бизнес этот предприниматель умеет создать, или какой у него уже есть, а именно с четкой формулировки решаемых проблем конкретных людей. «Карта проблем» - вот первый истинно научный шаг, задающий точку отсчета для системного моделирования бизнеса.

П. Ну, с проблемами в нашей жизни нет проблем…

К. Проблема не в отсутствии проблем, а в отсутствии их ясного понимания, формулировки. Это либо оттого, что людям страшно видеть реальные проблемы, либо потому, что не хочется отказываться от уже опробованных способов их решения.

Ведь придумав однажды какой-то метод ликвидации проблем, мы думаем, что он будет работать вечно. А если еще все это потребовало больших усилий и капитала, то появляется соблазн самому придумывать проблемы, которые можно решить наличными средствами и не видеть реально изменившихся обстоятельств.

П. Иными словами, нужно идти от проблемы к средствам ее решения, а не наоборот?

К.  Не все так однозначно, но общий порядок действительно такой и потому нужно сразу же зафиксировать его со всей определенностью.

Итак, под четко понятую проблему нужно придумать способ ее решения, под выдуманный способ – собрать из доступных элементов систему, которая работая определенным способом, будет решать поставленную проблему. 

Это триада «цель – способ (технология) – средство («система») и является базовой моделью системного подхода, который лежит в основании проектирования гармоничных бизнесов. 

Легко заметить, что триада системного подхода есть просто другое выражение триады Максима Исповедника: «система» соответствует вопросу «что?», «способ – технология – работа» - вопросу «как?» и «проблема – цель» вопросу «зачем?».  Зачем мы строим бизнес? В чем его цель? - решить чью-то проблему. Как бизнес будет работать? - Вот таким вот способом и по такой технологии. Что будет внутри бизнеса и как это будет соединено друг с другом? Вот по такой "системе"…

Основные недоразумения в применении системной триады в том, что, как правило, мы не знаем точно, в чем состоит наша проблема, а потому не можем толком определить ни способов ее решения, ни тем более увидеть нужных свойств в окружающем мире, которые можно собрать в единой системе.

Второе препятствие на пути к системному видению мира - в слишком стереотипном восприятии людьми окружающих вещей. Честертон в одном из своих эссе рассказал о простолюдине англичанине, покатывающегося от смеха при виде француза, одетого в белые штаны и красный верх, а не в красные штаны и белый верх, как у всех нормальных людей.

Нужно постоянно помнить, что а) одну и ту же проблему можно решить разными способами; б) один и тот же метод можно использовать для решения разных проблем; в) один и тот же метод и способ можно реализовать с помощью разных систем и, наконец г) одну и ту же систему можно использовать разными способами.


Если все это перевести на деловой язык, то, начиная с уже понятого нами принципа первоначального  формулирования проблемы, которые будет решать проектируемый бизнес, нужно знать, что в основание бизнеса могут быть положены различные технологии (вар.А), каждая из которых может быть реализована разными активами, собранными в самых различных вариантах (вар.В); при этом, создав бизнес, настоящий предприниматель постоянно задает себе вопросы: можно ли освоенные технологии применить для решения еще не осознанных проблем (вар.Б) и возможно ли имеющиеся активы («систему») использовать как-то по другому (вар. Г).

По сути, способность задавать эти четыре вопроса (и, соответственно, способность на них отвечать) – это и есть главная черта истинного предпринимателя…

П. Постойте-постойте, такие абстракции для моего приземленного ума пока не под силу. Можно я переведу все на житейский уровень. Вот у меня в руках какой-нибудь гвоздь. Как Вы утверждаете, с точки зрения системного подхода, чтобы понять его природу, я должен забыть все знания о системе типа гвоздь и начать с формулировки проблем, которые он может решить?

К. Да, именно так.  Ответим на простой вопрос: что «делает» гвоздь, какова его функция? Неправильный ответ – сколачивает доски. Правильный ответ – делает дырки. Дырки – это дело гвоздя. Сколоченные доски – это решение проблемы столяра. Столяр смотрит на гвоздь, как на систему, которая решает его проблему способом протыкания дырок в досках.


Но гвоздь кроме дырок в досках, может просто нацарапать на них нежные и грубые слова, таким способом решив проблемы их начертателей в передаче информации. При этом,  даже если мы остановимся только на способности гвоздя делать дырки, то это делание отнюдь не может быть ограничено решениями проблем исключительно столяра, ибо потребность в дырках нужна во всех отраслях нашей жизни.  Все эти «гвоздевые» вопросы и варианты их ответа можно наложить на начертанную выше триаду системного подхода и получится вот такая картина. 

П. Это всегда так у философов бывает – из обычного гвоздя выводят целые проблемы?

К.  А Вы попробуйте делать то же самое: прибавки денег не обещаю, но жизнь станет точно интереснее. Впрочем, и «для денег» это занятие тоже не последнее, о чем мы говорили тремя минутами ранее.

Как мыслит обычный владелец завода по производству гвоздей? Что он «работает на рынке гвоздей»! И в этом – главная заноза его мышления. Он работает не на рынке гвоздей и даже не на рынке дырок. Он работает на рынке соединений! Именно такое понимание сути бизнеса – а оно есть первая задача предпринимателя – позволяет широко глядеть на жизнь и не ограничивать ее горизонт железными стержнями со шляпками.

П. Но «рынок соединений» - это же почти то же по широте горизонта, что и «рынок еды»…

К.  Системная триада требует разделения всех «рынков» на три основные «зоны»: «рынки проблем», «рынки способов-технологий» и «рынки средств». Проблему соединения деталей мы можем решить не только способом протыкания дырок, но и намазыванием быстросохнущим составом или связыванием, что соответственно ведет нас к системам типа клей и веревка. Намазывание и связывание – это технологии-конкуренты для протыкания дырок, и соответственно, клей и веревка – товары-конкуренты. Но даже если мы будем думать, что работаем на «рынке дырок» (т.е. определим суть бизнеса «технологическим способом»), то дырки-то ведь тоже можно делать не только системой типа гвоздь, но и, например, с помощью сверла и болта с гайкой.

Когда мы ограничиваемся «рынком гвоздей», мы теряем из внимания и болты и клей с веревкой и готовимся к состязанию с такими же, как мы производителями нехитрых метизов. Возможно, после того, как мы уморим друг друга в ценовой войне, потребитель что-то и сэкономит. Но при такой слепоте вся эта “отрасль” скорее рано, чем поздно, погибнет от создания каких-нибудь «жидких гвоздей» на основе клея…

Но и это еще не все. Кроме конкурирующих технологий нужно иметь ввиду и технологии поддерживающие. Проткнуть дырку в дереве с помощью одного гвоздя невозможно, это можно сделать только с помощью концентрированного удара чем-то тяжелым. Это и есть поддерживающий способ, реализуемый с помощью системы типа молоток, который является дополняющим товаром. Без этой поддерживающей технологии и дополняющего товара невозможно по назначению пользоваться ни одним гвоздем.

П. Забавно-забавно… Хорошее упражнение на ломку стереотипов. Но для этого нужно научиться смотреть на всем известные вещи марсианином…

К.  … или ребенком. Ребенок не знает, что папин дубовый стол нужен для важных встреч и считает, что это прекрасный аэродром для мух, а его ящики – это квартиры для книжек и ангары для бумажных самолетиков. Мама думает, что обеденный стол нужен для подпорки кушаний, в то время, как если опустить края его скатерти до пола, то стол превращается в таинственную пещеру… 

Увидеть в одних и тех же предметах различные полезные свойства – это важнейший системный навык, позволяющий решать одни и те же проблемы с помощью разных «систем» или с помощью одной «системы» - решить разные проблемы.  Такой марсианско-детский взгляд на мир, доведенный до определенных «взрослых» технологий – это ключевой навык предпринимателя… 

П. Но, когда ребенок видит в папином столе аэродром для мух, он не думает, что тем самым стол решает проблемы этих тварей во взлетно-посадочных полосах и заправках горючим. Точно так же, мама, хлопочущая вокруг своего малыша, не видит в нем никакой своей корысти, не видит в нем «системы», решающей ее проблемы…

К.  Браво и еще раз браво! Конечно же, ни мухи для малыша, ни малыш для мамы не нужны ни для чего. Напротив: у малыша появилась искренняя забота устроить мухам передых, а о маминых детских хлопотах и говорить нечего. И мухи и дети просто есть, это просто часть мира: мухи, как чудесная, но нейтральная данность. Малыш,  как чудо и данность радостная.

Видеть в вещах и людях не способ решения проблем, а нечто достойное заботы и любования – это и есть увидеть мир, как собрание (собор, как раньше говорили) ликов или личностей. Это не системный, а тот самый личностный взгляд на мир. Но… «мы перестали любоваться миром и все для нас стало проблемой» - написал по этому поводу Александр Шмеман. Как только мы перестаем в грозной буре видеть проявление личных капризов старика Борея или в тихом ветерке – хорошее настроение нежного Зефира, а воспринимаем их, как силу для движения лопастей электроустановок – мы сменили способ восприятия мира с личностного на системный. Как только малыш перестал видеть в стаканчике инструмент для лепки песочных пирамид, которыми он может похвастаться перед собратьями по песочнице и втайне соорудил из него жилище для бездомных червячков – он сменил свое мировидение с системного на личностное…

П. Ну, это и вправду какая-то лирика… Червячки – стаканчики… Мы же договорились, что об искусстве – потом…

К.  И вправду ведь договорились… Но тема эта вызывала столько страстей в истории человечества, что разрешите еще немного о ней и вернемся к суровости системного подхода.

Если по-простому разъяснить суть проблемы, то она заключается в следующем. Каждое существо нашего мира – уникально, «личностно». Никогда на земле не было такого человека, как Вы и никогда не будет, даже если Вы и верите в переселение душ. Ибо не только души, но и стандартные бумажные стаканчики, миллионами множащиеся с помощью идеальных матриц,  все равно в чем-то, но отличаются друг от друга. Наоборот, когда доктор принимает нового пациента, несмотря на уникального каждого из них, он не рисует новый анатомический атлас, ибо медицина, абстрагируясь от конкретного человека, вывела нечто среднее в природе человечества, как такового и отразила все это в анатомико-физиологических формах «человека-вообще». И так в любой сфере - от творения стаканчиков до творения человека: должна быть начерчена какая-то схема, образ, чертеж, норма будущего создания. И по этой схеме, чертежу, матрице будет организован внешний мир, из этого мира будет взята материальная основа и оформлена по задуманному в матрице варианту. Но каждое конкретное создание будет чем-то отличатся от другого, созданного по этому же образу.

Эти «элементарные» вещи нужно помнить для того, чтобы не впасть в две крайности: в схематизм восприятия мира и в воспевание его «уникальности». Каждое мгновение жизни и, вправду, уникально. В этом поэзия мира, в этом утешение обычного человека и мучение человека научного.

Кто-то засвидетельствовал, что Бог каждое утро говорит солнышку «бис» и оно начинает новый день, даже если и движется каждый раз по схеме, высчитанной астрономами.  Все в мире чудесно и закономерно. Удивительное сочетание вечной новизны в природе – вот эталон, по которому нужно жить и в бизнесе, не смешивая свои схемы жизни и саму жизнь! Нужно строить и схемы, но и быть чутким к реальности. Нужно удивляться новизне каждого мига, но знать, что каждый миг есть проявление предустановленной гармонии.

Лик червячка или человека  – неописуем и его нельзя втиснуть ни в какую карту. Личность принципиально непознаваема и потому «не картографируема». Система потому и система, что в ней увидена предустановленная гармония (какой бы степени гармоничности она ни была).

П. В подтверждение Ваших слов сошлюсь на собственные наблюдения: иной раз намучившись с разработкой какой-нибудь бизнес-схемы или настрадавшись с очередным планом реорганизации компании, очень сложно согласиться с реалиями жизни, которые чем-нибудь да противоречат всему выдуманному…

К.  Мудрый человек тем и мудр, что может найти эту ниточку вечной новизны в каждом мгновении, как бы часто оно ни повторялось изо дня в день. Но все это только самые общие, элементарные размышления, касающиеся самого сути системного подхода в его противопоставлении личностному взгляду на мир. Итак, системный взгляд - это один из вариантов научного восприятия мира и его фокус направлен на видение в мире проблемным ситуаций, способов их разрешения и конструирование средств ("систем"). Теперь есть предложение понять основные законы организации систем, в том числе бизнес-систем.

Испытание отваги

П. Видимо, мне придется смириться с тем, что к моему бизнесу мы перейдем нескоро. Впрочем, давайте Ваши законы… 

К.  Мы только и будем делать то, что говорить о Вашем бизнесе, ибо станем обсуждать основные законы организации бизнес-систем, по которым, надеюсь, построены и Ваши предприятия.

Напомню, что главная наша задача - научиться разрабатывать системные модели ("карты") бизнеса.  Карты – это просто более понятный синоним понятия модель, которое стало слишком затертым термином. Моделью может быть и формула математика и игрушечная копия аэроплана. А карта – это как-то более определенно, хотя для предпринимателя часто так же необычно, как и любая модель его бизнеса.

Какие же карты, исходя из того, что мы знаем о системном подходе, должен строить "картограф"? Если обратиться к системной триаде «цель – технология – система», то состав этих карт как-то должен соответствовать ей. Мы, в конце концов, должны разработать, как минимум три системные карты: а) карту целей, б) карту технологий и в) собственно, карту устройства бизнеса.

Учитывая то, что вторая и третья карты целиком зависят от первой, можно назвать карту целей – моделью (картой) требований к нашей бизнес-системе. Она задает основные смыслы, отвечая на главный вопрос: зачем мы собираем бизнес? Карта технологий отвечает на второй основной вопрос «бизнес-архитектора»: как будет работать бизнес, по каким технологиям. И, наконец, карта устройства определяет состав частей бизнеса (модель состава) и порядок их объединения в целое (модель структуры).

Каждая из этих карт являются существенными (т.е. отражающими какую-то важную часть реальности) и взаимно дополняемыми (т.е. взятые сами по себе, вне связи с другими картами, теряющими свой смысл).

П. И каждая из перечисленных Вами системных карт строится по-разному?

К. Принципиально по-разному. Давайте начнем с карты требований. Основной системной концепцией, которая применяется при разработке карты требований, является модель "черный ящик".

П. Как это все мрачно… 

Ну да, кибернетики, которые все это придумали, были люди и вправду не очень радостные, ибо сама наука их возникла в разгар мировой войны в ответ на требование разработки методов управления системами по своей природе отнюдь не самыми веселыми. Но эпитет "черный" просто говорит нам, что данная модель не отражает третью системную карту - карту внутреннего устройства бизнеса.

В модели "черный ящик" нужно отразить только три основные момента: а) разделение самой системы и ее среды (очерчивание границы системы) б) определение основных требований среды (т.е. построение собственно модели требований к бизнесу) в) определение способов ответа бизнеса на требование среды. Легко увидеть из рисунка, что "модель ответов" бизнеса на требования среды является частью второй - "технологической" - системной карты, она как бы связывает карту требований и карту внутреннего устройства.

П. Ясно, что граница - это то, что отделяет мой бизнес от всего, что его окружает. Без такого разделения невозможно построить ни карт требований (ибо тогда неизвестно, где начинается внешняя среда, выдвигающая эти требования), ни "карт ответов", ибо неизвестно, кто будет отвечать.

Но вот вспоминаю я свой бизнес - где же его граница? Ясно, что это не забор, ограждающий цеха, но тогда что это? Вот если я - часть моего бизнеса, то значит ли это, что его граница перемещается вслед за моими передвижениями по миру? Или понятие границы - это продукт чистого умозрения?

К.  Если не принимать во внимание подспудно высказанную Вами мысль, что продукты чистого умозрения - вещь непрактичная, то соглашусь и с важностью и со сложностью определения границы бизнеса.

Мы договорились в части законов системного подхода не слишком углубляться в эту бездонную тему, поэтому и здесь очень кратко обозначу основные моменты.

Во-первых, наверняка Вы лично не являетесь частью своих бизнесов и стоите вне их, а значит никакая граница вслед за Вами не перемещается. Подробнее обосную этот тезис позже.

Во-вторых, граница Вашего бизнеса проходит там, где заканчивает Ваша власть над тем, что находится внутри него. Или, по-другому, внутри бизнеса находится все, что подвластно Вам, а вовне, что Вам неподвластно. Это самый простой признак, по которому все сущее в этом мире можно разделить на внутреннюю и внешнюю среду Вашего бизнеса… Сразу подчеркну: критерий подвластности сам по себе малопонятный, да к тому же не единственный. Но пока мы вынуждены ограничиться им, чтобы двинуться дальше.

П. Да, начинаешь понимать Джона Кейнса с его "непониманием" элементарных вещей…

К.  Не судите строго. В развитие мысли Кейнса, наш соотечественник Мераб Мамардашвили как-то заметил, что сказать перед лицом очевидной истины: "Я не понимаю" могут только отважные люди.  Мы с Вами не обсуждаем пока никаких конкретных технологий системного подхода, а очерчиваем его главные смыслы. И в силу этого, вынуждены витать в абстракциях, без которых, впрочем, не дойдем и до технологий.

П. Испытывайте мою отвагу дальше…

К.  Итак, представим, что Вы определили то, что подвластно Вам, что находится внутри Вашего бизнеса и стало средством ("системой") для ответа на требования внешней среды… Вы пока не знаете, как это все внутри бизнеса устроено (у Вас нет системной карты состава и структуры), но уже можете приступить к начертанию карты требований внешней среды. 

Токари и институционалисты

П. Ох-хо-хо… Не чувствуйте разве, что Вы заговорили словами Швейка?  От всех Ваших «системных» словес веет холодом и абсурдом… Я мучаюсь со своими предприятиями, ограждаю свои активы от наездов лихих людей, и все это для того, чтобы это какая-то "внутренняя среда отвечала каким-то требованиям внешней среды"? Да на кой черт мне все эти «требования» и «среды»…

К. Но Вы же сами застыдились всерьез говорить о смысле жизни воробья, отношениях детей с червячками и о прочих по настоящему важных вещах. Я обещал Вам вернуть суровость системного подхода... Потерпите, надеюсь дальше будет не так холодно.  А о всякого рода «требованиях» Вам нужно знать хотя бы потому, что Вы сами являетесь частью той самой внешней среды, а значит и формулируйте эти требования.

П. По - Вашему,  я - часть внешней среды, а по моему - настолько врос в среду внутреннюю, что не знаешь, как от нее отделаться…

К.  Давайте будем мыслить системно. Вы - собственник Ваших бизнесов, их создатель. А создатели всего, что сотворено в этом мире всегда находятся вовне своего творения и должны воспринимать его, как средство для решения своих или чужих проблем. Конечно, мучения творца иногда страстно привязывают его к своему созданию, но мы же договорились "не переходить на личности".

Итак, бизнес, как и любое творение - есть средство решения проблем собственника. Но,  если предприниматель, скажем, создал бизнес по засолке огурцов, то достигая этим каких-то своих жизненных целей, он сначала  должен ублажить совершенно чужих людей – любителей производимых бизнесом соленостей. Это кажется банальностью, но той банальностью, которая, как и всякая банальность нарушается повсеместно… Потому главная формула такая: бизнес - средство решения проблем собственника через решение проблем не собственников. "Черный ящик" позволяет формализовать все эти проблемы и отразить их на карте требований.

П. Но ведь тут, прежде всего, не ясен перечень, по Вашему выражению, "не собственников"…

К. С "несобственниками" как раз ясности больше. Как правило, от бизнеса, кроме его собственника, чего-то хотят получить три основные группы людей: потребители, чиновники и партнеры. Их потоки требований Вы можете смело дорисовать на модели “черный ящик”...

Но для меня лично главная трудность всегда состояла в том, чтобы определить, кто же является именно собственником. Например, Ваших предприятий…

П. Если у Вас плохо со зрением, то можете меня ощупать …

К. С позиций системного подхода, не только ощупывание, но даже предоставление Вами нотариально заверенных прав на Ваши предприятия, отнюдь не гарантирует того, что Вы являетесь их собственником…

П. Обижаться на человека, который не видел тебя в деле глупо, поэтому умолкаю…

К. Я не ставлю под сомнение Ваш статус собственника, но только утверждаю, что одних чисто юридических оснований для утверждений Вашей власти над бизнесом крайне недостаточно.

П. А каких оснований Вам еще нужно?

К.  Институциональных…

П. Можно еще раз по буквам? Запишу, чтобы блеснуть эрудицией в клубе…

К. Запишите, и рекомендую по-настоящему понять: если предприниматель не научится мыслить институционально, то не долгой будет его предпринимательская судьба. Впрочем, согласен, что словцо не очень русское, но этот как раз пример бестолкового заимствования чужих терминов. Беда, конечно, большая, но в нашем разговоре можно о ней только вздохнуть.

П. Ин…сти…ту…цио…наль…ное… Хорошо по утрам дикцию тренировать…

К. А во все другое время суток всем этим можно тренировать институциональное восприятие всего, что окружает бизнес. Итак, Вы - собственник только тогда, когда это подтверждено, прежде всего, институционально, а не юридически.

Институты, если совсем уж по простому, это общественные привычки, которым, как и всяким привычкам люди следуют почти неосознанно…

П. Бабушка мне говорила, что собственнические привычки во мне с раннего детства…

К. Тем самым бабушка институционально приводила более весомые аргументы в отношении Вашего статуса собственника, чем все нотариусы вместе взятые…

П. Мы все учились в институтах, чему- нибудь и как-нибудь…

К. Но в тех институтах, о которых мы говорим, не мы учимся, а нас учат. Нас учат в них социальным рефлексам, привычкам и навыкам. И если мы хотим системно видеть окружающий мир, то нужно научиться видеть в каждом его представителе, так или иначе прикоснувшемся к нашему бизнесу, представителя какого-то института.

Общественные привычки бывают иногда очень причудливыми. Например, в мире сложился обычай отдавать за напечатанные американской банковской корпорацией бумажки самые необходимые вещи, например, нефть и газ. Можно только удивляться практичности данного обычая, особенно для тех, кто его завел.

П. Если бы мне не было выгодно менять нефть на доллары, то даже любимая бабушка не смогла бы заставить меня это сделать, не говоря уже об американской банковской корпорации…

К. Всякая привычка на то и привычка, что чем-то да тешит обладаемого ею человека…

Итак, институт – это просто набор определенных общественных, в том числе, хозяйственных правил, вошедших в привычку людей.  Институты-обычаи помогают людям договориться друг с другом либо добровольно, либо принудительно.  Например, как определить по справедливости, какая вещь кому принадлежит (институт собственности)? Или как без ссор и обид обменять одну вещь на другую (институты рынка)? Или как распределить общую работу на предприятии среди множества людей (институт разделения труда)? Кто-то когда-то придумал наиболее приемлемый и эффективный способ решить эти и множество других проблем, и данный способ стал общественным обычаем, или институтом.

П. Я почему-то всегда считал, что институт – это что-то вроде учреждения – организации. А тут какие-то «общественные привычки»…

К. Ваши представления почти не противоречат моим утверждениям. Для чего создается какая-то организация, тот же бизнес? Для организации совместной работы людей, а любая совместная работа должна проводиться по писанным или неписаным правилам. Организация – институт предназначена для поддержания устойчивой воспроизводимости этих правил вне зависимости от личных особенностей участвующих в работе людей.

Мы и вправду не заметили, как за сто лет общество стало институциональным: то есть любое общественное действие – от поездки в трамвае до войны – осуществляется в организациях – институтах. Этот институциональный переворот, по мнению Питера Друкера, есть переворот революционный.

Институт – это некий «театр», где человек-личность вынужден примерить на себя определенную институциональную маску-личину («с-лице-мерить»). Заходя в трамвай, человек должен полчаса побыть пассажиром, живя по правилам трамвайно-троллейбусной институции. Проплачивая карточкой покупку, он одновременно играет роли клиента банка и покупателя супермаркета. Не говорю уже о десяти работах и, соответственно, десяти рабочих спектаклях, в которых вынужден сыграть человек за свою непоседливую жизнь… Есть среди этого огромного множества общественных ролей и роль собственника…

П. Видимо, я так вжился в этот театр, что никак не могу понять в чем тут фокус… Давайте-ка поближе к институту собственности…

К. Согласно институциональному взгляду на природу собственности, собственники – это  те люди, которые реально повседневно определяют «ответы» бизнеса на три главных вопроса системной триады: о целях бизнеса, ключевых технологиях его работы (способах достижения целей) и конфигурации его внутреннего устройства (состава и структуры активов).

Любой создатель бизнеса творит этот инструмент для себя, но любая институция предполагает, что так или иначе в ее работе участвует множество других людей. И каждый из этих соприкасающихся с бизнесом людей, могут в той или иной мере задать ему и цели, и пути их достижения, и внутреннее устройство. Кто не знает случаев, когда какая-нибудь ушлая секретарша, охмурив своими прелестями шефа-собственника, крутит бизнесом как душа пожелает…

П. Ну, давайте уж не будем опускаться до пошлости сериальных сюжетов. Еще помяните какого-нибудь токаря, который тырит гайки по карманам…

К. … какой-нибудь токарь, выточивший пять гаек сверх положенного начальником задания и без всяких препятствий продавший их на блошином рынке – в части этих пяти гаек реально задал цели и пути ее достижения такой малой части Вашего бизнеса, как токарный станок и в этой "пятигаечной" части стал его реальным собственником. Можно сколько угодно говорить, что он не собственник, а вор, но это вопрос не к институционалистам: токарь нарушил положения уголовного кодекса, но не кодекса института собственности. Хорошо если эти кодексы в жизни совпадают (а еще лучше, если они совпадают и с кодексом чести), но будем реалистами…

П. Что же теперь, всех воров записать себе в партнеры?

К. Вы должны записать к себе в партнеры всех, чьи приказания реально выполняет Ваш бизнес или какая-то его часть. Всех их, конечно, не вычислишь, но понимать хотя бы в целом, как это вычисление можно произвести, нужно. А для этого нужно знать более точно признаки реального собственника, которые задаются определенным "пучком полномочий": реальной способностью конкретного человека установить ту или иную степень власти над объектом собственности.

Институционализм называет несколько «прутиков» «пучка» полномочий.

Первый - возможность человека физически контролировать объект собственности и обеспечивать его физическую сохранность.  

Второй – умение воспользоваться благами, предоставляемые вещью, непосредственно для решения своих проблем.

Третий признак реального собственника – способность не только пользоваться благами вещи, как таковой, но и умение создать с помощью нее другие блага, проще говоря, заработать на ней. 

Например, у меня есть компьютер. Первый признак того, что я являюсь реальным его собственником тот, что я должен уметь установить физический контроль над этой вещью, оградить свое владение от воров или просто тех, кто желает попользоваться им без спросу. Физически овладев объектом – вещью, я «ответил» на первый системный вопрос «что?» (овладел еще «мертвой» системой).

Но, сохранив компьютер, я должен уметь им пользоваться, дабы получить личные выгоды от владения, иначе машина будет пылиться, свидетельствуя о потере мной второго полномочия собственника. Иными словами, я должен уметь овладеть технологией работы актива (вопрос «как?» системной триады).

Но даже если я умею пользоваться всеми возможностями компьютера, но не пробую на этом умении заработать, превратив компьютер в бизнес-актив (например, зарабатывая набором текстов), то это лишает меня еще одного полномочия реального собственника. Эта третья способность – истинно предпринимательская, ибо она есть следствие умения человека ответить на третий – главный – вопрос системной триады – «зачем?». Кому еще, кроме меня самого, нужна работа этого актива? Здесь - работа с проблемами других людей, с их ценностями. В ней ключ к успеху хозяйственной деятельности… 

П. Задели Вы меня с этим токарем…По-Вашему, чтобы ликвидировать воровство гаек, я должен знать технологии их точения…

К. …или смириться с тем, что знающие технологии точения и все нормы расхода материалов токари, в меру своей моральной испорченности, будут выполнять роль реального собственника токарного станка. У Вас три способа решить проблему с воровством: либо стоять над душой токаря, прописывать и контролировать его каждое действие, что равносильно Вашему знанию технологии точения гаек. Либо признать, что токарь лучше Вас  владеет токарным делом и в силу этого имеет больше компетенций реального собственника хотя бы в части своего рабочего места, зафиксировать в своем сознании этот факт и завязать собственнический интерес рабочего с интересом всего бизнеса. Ну, или сделать токаря святым…

П. Послушайте, я купил этому Вашему токарю за свои деньги станок и плачу ему зар.плату. Если он будет воровать, то будет уволен, если не посажен в тюрьму… 

К. … о том, какой из перечисленных трех вариантов решения проблемы испорченности человеческой натуры выбрать, мы поговорим много позже, когда дойдем до анализа издержек, возникающих в бизнесе. Согласитесь, что и стояние над "токарной" душой, и признание станочника за собственника, и направление его на путь святости требует определенных затрат. И как всякий деловой человек Вы должны их сравнить и выбрать лучший вариант. Но пока давайте остановимся на том, как с позиции институционализма понимать реального собственника. По Вашей бурной реакции видно, что это не просто. И, видимо, именно досада Вашего сердца подтверждает жизненность выводов институционалистов…

П. Да черт бы их всех побрал - этих несунов! Не столько с них убытка, сколько расстройства нервов…  Настоящий убыток от тех молодых волков, что сидят на откатах. Неужели и их в собственники? Ведь стоять над их душой - все равно что караулить шулера в игре, а о святости даже и в отношении самого себя умолчу…

К. Может и в собственники…  Сейчас речь не об этом, а о том, что институционализм учит видеть на лице любого человека, так или иначе прикасающемся к Вашему бизнесу,  "слои" институциональных "масок".

Если конкретный токарь Иван Петрович  точит по заданию начальника участка гайки, то он одел маску токаря и является частью бизнеса. Как только он сделал левый заказ и заработал себе в карман, используя станок и сырье, он сверх своей токарной маски одел не только личину вора, но и сыграл роль реального собственника и встал уже вне бизнеса.

То же самое нужно сказать о всех других ролях внешней среды: конкретный человек может придти к Вам в маске чиновника, спрятав за ней маску покупателя. А разве не может собственник одного бизнеса  исполнить роль покупателя или поставщика в другом? Итак, умение видеть в конкретном человеке институциональные личины и есть системный подход к описанию внешней среды. Ибо личина - это не личность, а маска, а системный подход видит во всем не бездонность личных отношений, а полезность функции. Если внешняя среда предъявляет к бизнесу требования с позиций собственной выгоды, то и мы в ней - тем же боком…

П. Так как же все-таки нужно описывать все эти личины?

К. Это тема не для нашего разговора. Технологии разработки карт требований внешней среды с институциональных позиций разрабатывают различные науки. Так, картами требований потребителей занимаются маркетологи, картами требований чиновничества - юристы, картами общественных требований к бизнесу - социологи. Природа тоже требует от бизнеса своего, как бы тихо не звучал ее голос, который фиксируют экологи. Нам важно пока понять суть институционального взгляда и то, что именно с разработки карт требований внешней среды начинается проектирование бизнеса.

Поэтому оставим проблемы разработки карт требований другим специалистам.  Наша главная задача - научиться строить две другие системные карты: технологическую и внутреннего устройства…

П. Надеюсь, мы к этому сейчас и перейдем?

О внутреннем

К. Не надейтесь. Мы еще не закончили с системным подходом. Применив его общие принципы только к внешней среде, мы еще не коснулись внутренностей бизнеса. Прежде всего, необходимо понять принципиальную разницу между тремя различными типами систем: механическими, биологическими и социальными…

П. Но ведь понятно, что бизнес - это социальная система, к чему нам другие типы?

Не все так ясно в этом вопросе, как Вы сказали. Главным основанием для разделения систем, в том числе и бизнес-систем, на перечисленные выше типы, является характер их реакции на требования внешней среды.

Механическая система делает только то, что требует от него окружение и ничего более. Она однозначно реагирует на внешние импульсы и чем точнее это делает, тем лучше. Например, автомобиль должен неукоснительно выполнять все задачи, которые ставит перед ним водитель посредством органов управления.

Биологическая система не только реагирует на внешние требования, но подстраивается под них, ибо имеет собственные цели жизни.

Социальная система не только реагирует, не только подстраивается под внешние условия, но имеет свободу изменять саму среду своего обитания. Если еще более системно раскрыть основания деления систем на типы, то можно нарисовать матрицу, которая показывает возрастающую степень свободы различных типов систем в принятии решений по трем базовым системным параметрам: определение целей, технологий и средств.   

Что значит "один разум" и "много разумов" и почему в механической системе нет вообще никакого разума? Вы утверждаете, как я понимаю, что есть и "механические" бизнесы, но я не видел ни одного бизнеса вообще без разума…

Уровень разумности здесь почти синоним свободы выбора.

Механические системы не имеют свободы ни в одном из трех системных аспектов: они не могут, а самое главное, и не должны ставить себе целей, не могут изменять технологии своей работы, не имеет возможности выбрать иной набор активов и не способны изменить связи (структуру) между имеющимися активами.

Биологический тип уже свободен в выборе своих целей, но цели эти ставятся только для всего организма в целом. У биосистемы есть один "мозг" и все органы должны подчиняться этому мозгу. Мозг ставит задачи для всей системы и единолично управляет взаимодействием всех ее частей, которые сами по себе не имеют право выбора и должны делать только то, что требует центральная система управления. Собственные цели биосистемы могут расходиться с требованиями внешней среды, поэтому для ликвидации возможного рассогласования, она проводит подстройку всех внутренних параметров путем выбора того или иного варианта внутренней работы из числа определенного набора стандартных технологий. При этом, сам набор стандартных технологий, как правило, не подлежит изменению, и тем более не подлежит изменению набор элементов («набор активов»), из которых состоит организм и их связей (структуры).

Например, наш организм, как типичная биосистема, имеет цель поддержание стабильной температуры в 36,6 градусов, как бы этому ни противилась внешняя среда. Если условия обитания изменились в сторону резкого повышения температуры, то организм, выбирая из ограниченного числа  доступных ему "технологий" подстройки (потовыделение, учащенное дыхание и т.д.), достигает целевого значения температуры тела. При этом ни один организм по своей воле не может добавить в число заложенных в него природой технологий терморегуляции никакой другой, и у любого организма существует предел подстройки: в случае критических изменений условий существования, он может погибнуть, не найдя внутри себя адекватных технологий адаптации. 

П. Могу догадаться, что системы с многими разумами имеют внутри себя множество центров власти…

К. Да, именно так. Мультиразумный бизнес имеет единые общесистемные цели, но и отдельные его элементы способны ставить не только собственные цели, но и в потенции имеют большую или меньшую возможность выстраивать игру в отношении всего бизнеса.  

П. Но бывают ли не мультиразумные бизнесы? 

К. Бизнесы бывают всех трех типов: механические, биологические и мультиразумные, но об этом подробнее чуть позже. Хотя соглашусь, что в наше время наблюдается общая тенденция смещения бизнесов в сторону мультиразумного типа, в котором ярко проявляются несколько важнейших свойств сложных систем, о которых сейчас и хотелось бы поговорить. Ибо незнание этих свойств приводит часто к гибели систем.

П. Судя по тому, что мои бизнесы еще живы, я эти свойства знаю…

К. Я же сказал, что с системным мышлением у Вас все в порядке.

Итак, первый принцип, который мы, практически уже вывели ранее, говорит о необходимости рассматривать бизнес, как систему только в контексте окружающей его среды. Нельзя просто взять бизнес сам по себе и, не учитывая особенности среды обитания, понять его назначение и свойства.

Мы не раз говорили, что смысл той или иной системе задается требованиями внешней среды и потому не учитывать их нельзя. Но давайте посмотрим на то, как мы сегодня перенимаем методы организационного строительства, изобретенные в других странах, то есть в средах, существенно отличающихся от российских… А потом удивляемся, почему же собранные по этим лекалам бизнес-системы не работают, как на западе?..

Следствием из этого принципа будет следующее положение: построение модели (карты) бизнеса должно быть осуществлено только с определенной точки зрения, ибо различные внешние силы требуют от бизнеса чего-то своего и используют только определенный набор его функций, которые и отражают на своих "картах". Так потребителю нет дела до той части бизнеса, которая занимается снабжением или внутренним планированием. Все, что его интересует - это система сбыта и степень воспитанности сбытового персонала. Для чиновника бизнес - это система для производства налогов и трудоустройства электората. Для собственника… Чего Вы хотите от Вашего бизнеса и как он выглядит на Ваших картах?

П. Признаюсь, что за последнее время не я от бизнеса, а бизнес постоянно хочет чего-то от меня и на его картах я, видимо, выгляжу, как один большой мешок наличности… Впрочем, вопрос Ваш поставил меня почти в тупик… Хорошо, давайте дальше про системные принципы, пусть все вопросы складываются в копилку…

К. Второй системный принцип еще более важный - это принцип целостности. Ему посвящено бесчисленное множество работ философов и ученых начиная с Древней Греции и заканчивая системщиками нашего времени. Ибо это одно и самых загадочных свойств нашего мира…

П. Согласитесь, что каким бы загадочным ни было это свойство, мы не можем углубляться в размышления древних…

К.  Не можем, а жаль. Древние, как никто другие говорили о вещах самых важных для человека, а принцип целостности - может быть самый важный для нас. Когда мы говорим: "это целостный человек", то признаем в нем какой-то самый важный стержень гармоничного сложения. Именно стержень, а не внешнюю напомаженность, которую так ценит наш век. И эта целостность есть результат исцеления человека. Целостность есть результат исцеления в результате движения к правильной цели. Вспомним отца Павла Флоренского, который очень изящно растолковал понятие греха, добавив к нему приставку "о". Огрех = промах = непопадание в цель. Отсюда определение управленца, как того, чья главная цель так управить доверенную ему систему, чтобы она не допустила огреха-греха, попала в правильную цель, исцелилась и стала целостной.  Управленец – главный борец с грехом в этом мире…

П. Да, богат русский язык… Но в чем же состоит сам принцип целостности?

В том, что свойства системы, как целого, не выводятся из свойств отдельных составляющих ее частей. И чем более живая по своей природе система, тем более справедлив этот вывод.

Посмотрим на себя: наш организм живет и дышит. Но сам феномен жизни не выведешь из свойств отдельных органов нашего организма. Человек может испытывать горе или счастье, но ни один из органов по отдельности не горюет и не радуется, только их

Давайте ближе к теме бизнеса. Последние десятилетия в экономике наблюдается пока не совсем понятный процесс резкого роста уровня капитализации бизнеса, причем, не столько абсолютной его величины, сколько, так называемого коэффициента Тобина: соотношения рыночной стоимости компании, как целого организма и бухгалтерской стоимости активов, как суммы стоимостей отдельных частей бизнеса. Если еще в 80 г.г. прошлого века этот коэффициент был меньше единицы, то теперь он в среднем достиг десятикратной величины.

Почему за компанию, как целое, платят в среднем, в десять раз больше, чем за полный набор ее активов, взятых по отдельности? Какая такая экономическая "энергия" выделяется в компании, которая гармонично складывает все свои ресурсы и куда эта энергия девается, если те же ресурсы складываются в системе абы как? Это и есть полученный или потерянный эффект целостности, эффект исцеленной системы, эффективно стремящейся к правильно поставленным целям…

П. То есть рынок уже вполне точно рассчитывает этот эффект целостности с помощью коэффициента Тобина?

К. Способность рынка правильно оценивать уровень капитализации - это отдельный вопрос, на который, по настоящему, сейчас нет ответа. Но ясно уже, что наступило время перехода от управления отдельными подсистемами бизнеса к комплексному управлению ростом его стоимости (капитализации).

Уровень капитализации - это один из измерителей эффекта целостности, который в свою очередь есть оценка степени гармоничности бизнеса и его способности достигать правильных целей. И хотя в наше время капитализация нагоняется большей частью желанием пристроить лавину впустую эмитированной резервной валюты, сама идея оценки эффекта целостности сейчас очень актуальна. В течение последних пары сотен лет единственным критерием успеха любого бизнеса была его прибыльность, а не капитализация. И даже размер капитализации рассчитывался, как функция прибыльности бизнеса. Есть мнение, что господство такой всеобщей мерки и привело к тем поистине чумным последствиям, что мы наблюдаем ныне в хозяйственном мире...   

Давайте ограничимся этими рассуждениями о втором системном принципе и перейдем к третьему…

П. Тема управления совокупной капитализацией для меня очень живая… Отмечу для себя ее связь с излагаемыми Вами системными принципами в надежде, что мы вернемся к нему позже…

К. Обязательно. Теперь третий и последний принцип организации сложных социальных систем: принцип нелинейного, или проще - непредсказуемого - поведения.

П. Это что-то типа сократовского: я только и знаю, что ничего не знаю? В чем же здесь "принцип"?

К. Это скорее признание непродуктивности использования в описании бизнеса традиционных методологий познания физического и био-мира.

Что такое понимание поведения любой системы? Это понимание причинно-следственных связей между различными событиями внутри нее. А в социальных системах как раз это сделать особенно трудно и трудно по трем основаниям.

Во-первых, потому, что отдельные части такой системы свободны в своем поведении. Если скажем, в биосистеме, какая-то часть, даже если это отдельная клетка, начинает играть собственную игру и перестает подчиняться требованиям центральной системы управления, то ее убивают. Если таких клеток становится много и организм не справляется с их бунтом, возникает рак и весь организм гибнет. Но в социальной системе - об этом мы уже говорили - люди принципиально свободны.

Что такое свобода? Это способность действовать не "почему либо", а "из самого себя". Т.е. в пределе на каждом человеке в социальной системе может прерваться цепочка причинно-следственных связей, казавшихся ранее незыблемыми, и, наоборот, начаться новая цепочка связей, о которых никто и не думал.

Вторая трудность заключается в проявлении эффекта запаздывания, а точнее, несвоевременности или непредсказуемости времени реакции элементов в социальной системе, а также эффекта "территориального" разнесения причины и следствия.  То есть, если даже иногда и можно быть уверенным, что люди будут поступать так, как от них ожидали, не факт, что они это сделают тогда, когда это нужно.

К тому же, в социальных системах причиной события часто бывает то, что отнюдь не непосредственно на него повлияло. Например, плохое качество продукции может быть следствием причин, удаленных от факта признания брака на множество промежуточных и часто неуловимых событий, влияние каждого из которых труднообъяснимо и время от времени характер этого влияния меняется.

Наконец, третья и из всех наименее сознаваемая трудность в познании социальных систем заключается во влиянии самого следствия на свою причину. То есть успех в достижении какой-то цели ставит сам ставит под сомнение эффективность способа, приведшего в достижению успеха. Еще проще: если вы достигли успеха в делах определенным способом, в следующее же мгновение после упоения своими достижениями, думайте об изменении тех методов, что помогли Вам достичь вершин…

П. Систематизирую для себя сказанное: мой бизнес неописуем, потому как не ясно что, когда и где выкинут мои люди, но даже если это и понятно, все равно при благополучном исходе их работы, саму работу нужно сразу же менять, так как к новым вершинам нужно идти другими путями, а старые не только не помогут, но и собьют с толку своей прошлой успешностью и заведут не туда…

К. Сказано точно, хотя и излишне драматично… Впрочем, на текущий момент нам более важна точность, а с драматизмом разберемся позже…

П.  Раз уж моя способность к точности формулировок Вами признана, систематизирую  все, о чем мы говорили за последние пару часов.

Итак, на мой бизнес я могу смотреть по научному (системный подход), видя во всем разнообразии его дел и частей нечто одинаковое, и личностно, видя во всем, на первый взгляд, одинаковом, уникальные свойства. Личностный взгляд, при всей его важности, мы оставим в стороне, сосредоточившись на выведении единых системных принципов понимания бизнеса.

В основе системного подхода лежит триада "проблема - технология - система", которая задает необходимость построения трех основных системных моделей: модели требований, лежащей в начале проектирования бизнеса, технологической модели и модели внутреннего устройства, состоящей в свою очередь из модели состава и модели структуры.

Чтобы построить модель требований, нужно использовать инструментарий "черного ящика", при этом настроив свое восприятие внешнего мира на институциональный "лад". 

Построив институциональные карты внешней среды и переходя к разработке двух других системных карт - технологической и внутреннего устройства - имеем ввиду подразделение всех систем на три типа: механические, биологические и социальные. Ключевым отличием этих типов друг от друга является нарастание свободы системы в ее отношениях с внешней средой (от простой реактивности механической системы до творчества и изменения самой среды социальной системой), а также нарастания свободы отдельных частей внутри системы по отношению к целому организму. И чем более нарастает свобода системы, тем более проявляются три базовых системных принципа: принцип целостности, принцип нелинейности поведения и принцип необходимости анализа системы только в контексте окружающей ее среды…

К.  Что ж, к дару системного мышления Вы добавили его строгое научное понимание, что дает нам надежду в переходе ко второй части нашего предварительного философского размышления. Сейчас нам нужно понять, какие карты бизнеса мы будем рисовать, ибо, как мы уже выяснили, взглянуть на бизнес можно с разных точек зрения и потому нарисовать его самые разные образы.

Карты

Ну вот, теперь, переходя к этим самым картам бизнеса, извиняясь, задаю простецкий вопрос: а зачем люди рисуют карты?

П. Извиняясь, по-простецки и отвечаю: чтобы не потеряться в жизни.

К. Ответ правильный, но не единственный. Например, покупая карту города, я это делаю не обязательно только потому, что хочу попасть в какую-то его точку. Я могу просто изучать устройство города и потому первая задача любой карты – это просто правильно отразить тот или иной момент реальности, вне зависимости от того, что мы с этой реальностью желаем сделать.

Вторая задача карты та, что Вы назвали – задать ориентиры для движения по «местности», отраженной на карте. Так ее используют, скажем, автомобилисты.

Но кроме любования отраженной на карте реальностью и ориентации в ней, мы можем поставить более амбициозные цели и попробовать изменить саму реальность. Так действуют, скажем, строители, которым нужны карты не только текущего, но и будущего, спроектированного состояния реальности. 

Как и всякая карта, карта бизнеса предназначена для тех же трех целей: а) адекватно отражать существующий бизнес с целью познания его устройства и законов работы; б) позволить пользователю карты ориентироваться в бизнесе; в) помогать разрабатывать планы его совершенствования.

Сейчас самое время перейти к выяснению того, какие конкретно карты мы будем рисовать. Но… рискуя вызвать Ваш гнев, опять немного отведу тему от собственно бизнес- моделей, чтобы понять их место в системе других карт-моделей, которые рисует любой человек в своей жизни. 

П. Последний раз в своей жизни я рисовал карту родного края в пятом классе. И то творчества там было столько, сколько позволяла сама карта, которая была контурной…

К. Ошибаетесь: как деловой человек, карты Вы строите не по одному разу каждый день и всего этих карт четыре, среди которых есть и карта бизнеса, причем она не самая главная. Эти карты сильно зависят друг от друга, потому так важно их понимание.

П. Ну, если под картами Вы понимаете любые образы моего окружения…

К. Под картами давайте будем понимать не любые образы, а хорошо понятые и в какой-то форме зафиксированные в голове, в сердце или на бумаге "образы". Итак, первая такая более или менее осознанная карта, которая строится деловым человеком, называется картой собственной личности. Знают об этом люди или нет, но каждый из них имеет вполне определенное представление о себе самом…

П. Было время, когда я, видимо в приступе умственной слабости, посещал психологические тренинги дабы "разобраться в себе". Потом понял, что психологи сочинили пять сотен психологических теорий, а значит, чтобы узнать о них только самые общие сведения, не говоря уже об освоении, не хватит всего моего капитала…

К. Но главную цель жизни "познать самого себя" никто не отменял, даже если на этот вопрос есть пять сотен ответов. А познавать себя с помощью современных психологических теорий…  Впрочем, не искушайте меня углубляться в эту тему: она слишком остра и необъятна для нашего разговора, так мы и вправду не дойдем до цели. Важно только отметить, что, в конце концов, все другие модели-карты человека, почти целиком определяются тем, как он сознает основные смыслы и цели собственного существования. А значит, нужно начинать всегда именно с осознания самого себя, а не бизнеса. Хотя чаще всего люди думают, что все проблемы не в них, а в окружающих. 

П. Соглашусь с невозможностью решить проблемы смыслов жизни за пару часов общения, да стоит ли вообще об этом говорить? Есть ли он - этот смысл? А если и есть, то не выдуман ли он каждым человеком просто для того, чтобы успокоить себе мозги и сердце?

К. Главный русский вопрос – не вопрос русской интеллигенции «кто виноват?» и «что делать?». Главный русский вопрос: «зачем?», то есть вопрос о смыслах, чего бы они ни касались. Как отметил Сергей Чернышев, кстати, директор Русского института: русский человек, пока не поймет смысл своей работы, она для него – каторга. А когда поймет – служение. Таким образом, ответ на вопрос «что делать?», нормальный, не особо интеллигентный русский сначала поверяет вопросом «зачем?». А раз этот вопрос так мучителен, значит, не напрасен… 

П. Если рассуждать без затей, всякий любопытный к своей жизни человек, рано или поздно задумывается над простыми фактами, свидетельствующими о том, что его никто не спрашивал – ни родители, ни небеса – о желании войти в этот мир, а самое главное – ни спросят и о желании его покинуть. При этом считается, что между двумя этими точками несвободы, у человека есть какой-то люфт в выборе собственной судьбы и что этот люфт больше у тех, у кого больше денег. Как практик книжнику говорю: вся свобода, которую дают деньги, заключается только в свободе выбора вашего будущего господина - бизнеса, что будет создан с их помощью…

К. Чувствуется выстраданность, а значит, справедливость Ваших слов. Но продолжим о картах.

Вторая карта, рисуемая как деловым, так и  всяким другим человеком - это карта, а точнее - картина мира: представление о том, как мир устроен, что ему не хватает и что в нем можно улучшить, или что в нем можно использовать для собственных нужд.

Разумеется, мы здесь тоже не будем строить картин мира, отметим только, что большинство из нас пасутся на его поле будто агнцы, не задавая себе вопросов ни о сущности своей природы, ни о целях самой пастьбы. Но… на каждую отару агнцев есть пастырь – добрый или злой –  отличающийся от всех им пасомых именно более широким и ясным взглядом на себя и мир. И здесь важны не столько истинность его карт и целей: «лидером» почти всегда становится не человек с "правильной" картиной мира, а тот, кто имеет более ясное представление о том, чего он хочет...  

П. Что и говорить, у каждого из нас своя правда жизни. Когда найдешь ее - легче жить…

К. И только немногие отважные люди, вроде молодого и блестящего князя Иоанна Шаховского, могут сказать: «мне стало скучно в своих правдах и захотелось истины». И укрыться от всех своих личных правд на Афоне…  Но, представим себе человека именно с достаточно широким,  ясным и вполне правдоподобным взглядом на мир и на себя, который вдруг создает в мире небывалое – бизнес…

П. Отчего же - небывалое?

К. Потому что ни самого себя, ни мир он не творил и все это ему было дано даром… И вот он почему-то решил создать то, чего никогда не было - бизнес. Видимо, человеку чего-то недоставало ни в мире, ни в себе, раз он пошел на этот подвиг. Но прежде создания бизнеса, как и прежде всякого сознательного творения, нужно начертать его образ, проект, что предприниматель и делает, рисуя третью свою карту - карту бизнеса. Собственно, она и является главным объектом нашего интереса.

П. Вы зря ерничайте насчет предпринимательского подвига… Про себя промолчу, но есть в рядах нашего брата свои Матросовы…

К. "Матросовы" есть в рядах любых творцов, ибо каждый из них совершается по-двиг: делает по-движки к неизвестному, пробует с-двиг-нуть реальность, которая почти никогда не хочет двигаться. Пока важно понять, что проектируя свое творение, предприниматель создает его не ради самого творения, а ради решения какой-то проблемы, которую он обнаружил на ранее построенных картах самого себя и мира.

Существо бизнеса - а значит и содержание карты бизнеса, как главная цель нашего с Вами общения - почти целиком зависят от картины мира и самосознания предпринимателя. Непонимание этой зависимости приводит к тому, что проблемы инструмента (бизнеса!) мы ищем в самом инструменте, в то время, как сначала нужно посмотреть на проблемы тех, кто задает его смысл и назначения

П. То есть, по Вашему, если карта, отражающая устройство моего бизнеса показала, что его цеха стоят не в том порядке, то искать причину нужно в моем самосознании или мировых проблемах?

К. Точнее будет по-другому: сам дефект в расстановке Ваших цехов отыскивается через "мировые проблемы". Ведь, следуя системному подходу, именно "мировые проблемы", то есть требования внешней среды бизнеса определяют способы его работы, а значит и внутреннее устройство, то самое "расположение цехов".  Не зная этих требований, как бы Вы определили это несовершенство бизнеса? Разве только исходя из собственных вкусов - а это уже Ваша личная карта…

П. Следуя логике Вашего последнего рисунка, последняя стрела между бизнесом и миром - это отражение того, что мир хочет от бизнеса...

К. Вновь созданная реальность - бизнес - начиная свою собственную жизнь и потому воспринимает окружающий мир своими “глазами”. Модель “черный ящик”, отражающий требования внешней среды к бизнесу и есть та системная модель, которую строит бизнес из собственного видения мира.

Итак, завершающий рисунок ясно показывает место нашей главной заботы среди всех других проблем "предпринимательского картографирования". Мы будет заниматься картой бизнеса имея ввиду, что критерии для ее оценки находятся в трех других картах, которые должны быть у предпринимателя не менее ясными: в понимании как он желает прожить жизнь, что он хочет изменить в этом мире и что миру нужно от созданного им бизнеса….

Точки круга

П.  Ну что ж, принимается. Говорю это, предчувствуя, что сейчас-то мы и перейдем к самим картам бизнеса…

К. Пожалуй, да, перейдем к самим картам, но пока не к технологиям их разработки. Ибо в самих картах бизнеса не все так просто. Они бывают очень разные.

Подобно тому, как одна и та же местность, в зависимости от целей картографирования, может быть представлена самым различным образом (как административная, климатическая или дорожная карта), так и бизнес, как правило, представляется в различных, и часто существенно отличающихся ракурсах…

П. Научите меня такому ракурсу, который вскроет все затхлые закоулки моих творений…

К. Надеюсь убедить Вас в скором времени в бессмысленности такого пожелания, ибо оно подобно желанию капитана корабля видеть на своих походных картах отражение процесса приготовления макарон по-флотски. Капитан, конечно, должен заботиться о состоянии желудков своего экипажа, но делает он это не посредством поминутной проверки камбуза.

Давайте по порядку. Первое различие взглядов на бизнес, а, следовательно, различие в его картах можно понять, разделив всю жизнь бизнеса на четыре основные стадии: стадии проектирования, сборки, работы и ликвидации/пересборки. 

Соответственно, на каждой стадии цикла нужно разработать свои образы бизнеса, которые назовем так: образ будущего бизнеса на стадии его проектирования отражается в нормативной карте, а карта существующего бизнеса - в дескриптивной. Забегая вперед, скажу, что язык дескриптивной и нормативной карт одинаков, и наша цель будет в разработке именно этих карт.

Вторая пара карт требует применения совсем другого языка и технологий. Карта сборки отражает процесс воплощения идеала нормативной карты в реальность жизни. Карта перестройки - процесс изменения реальности работающего бизнеса под обновленную нормативную карту. Как старый предприниматель, Вы, наверное, уже выделили для себя наиболее "родные" карты…

П. Конечно, выделил: все! Хотя с удовольствием бы отказался, как минимум, от дескриптивной: иной раз видеть нутро своего родного бизнеса нет сил…

К.
Это по двум причинам: либо Вы что-то недодумали с нормативной картой при разработке бизнеса, либо не исполнили "инструкцию" по его сборке.

П. Скорее всего, ошибка в том, что при проектировании не предусмотрел защиту от дураков. Те, кому я бизнес доверил, будто специально сговорились его раскурочить…

К. Но при всем уважении к Вашим предпринимательским талантам, Вам все равно не под силу будет охватить своим вниманием все четыре стадии цикла, ибо каждый из них требует существенно отличающихся друг от друга навыков.

П. Разумеется, при создании бизнеса нужно включать совсем другие способности, чем при управлении уже работающим предприятием…

К. … поэтому  давайте назовем верхний сегмент рисунка предпринимательским сегментом цикла, а нижний - административным, или, по современному - менеджерским.

На этапе проектирования предприниматель строит нормативную модель бизнеса. Это мечта предпринимателя, воплощающаяся в более или менее строгие «бизнес-чертежи», в соответствии с которыми и будет осуществляться вторая стадия жизни бизнеса – его сборка, для чего создается «сборочная карта», отражающая процесс строительства бизнеса.

Менеджер получает в свои руки уже готовую к работе бизнес-систему вместе с ее картой, которая носит характер описательной (дескриптивной) модели, отражающей то, что на деле получилось от задумки предпринимателя, прошедшей через стадию реального бизнес-строительства. Задача менеджера, в том, чтобы эффективно провести сквозь рифы и бури жизни построенный предпринимателем и доверенный ему «корабль» в целости и сохранности к намеченным деловым целям…

Но предприниматель, отдавши в руки менеджера свое творение не почивает на лаврах, а бдительно наблюдает за состоянием созданных им бизнесов и постоянно ищет возможности либо нового строительства, либо существенного изменения имеющихся предприятий, либо убиения оных, дабы они не мешали прогрессу жизни… Для этого предприниматель строит карты модернизации, имея ввиду под последней всякое существенное изменение работающего бизнеса. 

П. Не бывает разве в жизни людей, способных одинаково хорошо и строить "корабли" и быть их капитанами?

К. Если и бывает, то тогда имя им - Генри Форд или Стив Джобс. Доктор Ицхак Адизес, лучший знаток этой темы, говорит определенно: «Есть человек, который обеспечивает рост компании. При нем организация бурно растет и дорастает до полного беспорядка. Человека увольняют и нанимают того, кто все упорядочивает. Жизнь компании течет ровно, тихо и затхло. Этого человека увольняют, нанимают следующего – он снова обеспечивает интенсивный рост, и так дальше по кругу.  Масса людей совершенно не в состоянии совместить эти два действия. Точно так же масса компаний может в конкретный момент времени либо расти, либо закрепляться. Но желаемый вариант заключается в том, чтобы закрепляться, не прекращая роста, и расти, не прекращая работы по закреплению бизнеса»[3].

В идеале, конечно, первый руководитель должен одновременно владеть предпринимательскими и менеджерскими навыками, переключаясь в одних на другие при переходе от одной стадии жизненного цикла бизнеса к другой. На практике же, один человек преимущественно творец и, в хорошем смысле, выдумщик. Второй хорошо умеет строить бизнес и доводить его до работоспособного состояния, преодолевая сопротивление жизни всему новому. Третий – истинный менеджер – не дает созданному творению застояться и выжимает из него все возможные соки. Наконец, кто-то лучше всех исполняет печальную миссию «палача» бизнеса…

П. Сознаюсь, что иногда в роль Тараса Бульбы, кончающего собственное дитя, я вхожу с творческим энтузиазмом…

К. Что и подтверждает Ваши таланты предпринимателя: истинный творец без сентиментальностей  ломает свое творение ради его же будущего счастья. Он знает истину: что растет, то болит…

П. Итак, мы будем рисовать нормативную и дескриптивную карту бизнеса? А что же с картой сборки и модернизации?

К. Это отдельная тема, нам нужно ограничиться названными Вами форматами. Тем более и с ними тоже не все еще ясно…

П. Да что ж еще такое! Вы ведь и вправду философ! 

Разные взгляды

К. Не горячитесь, ведь несмотря на самые общие рассуждения нам уже многое ясно. Прежде всего, мы последовательно отграничивали предмет нашего разговора, все более точно определяя задачу. Согласитесь, что хорошо поставленная задача - наполовину решенная задача.

Поэтому задавшись целью разработки нормативной или дескриптивной карты, поймем то, какие же они сами по себе могут быть. Для этого нужно вспомнить одно из важнейших свойств социальных систем, которые мы в свое время рассмотрели: принцип их моделирования только с определенной точки зрения. Согласитесь, что на будущий или существующий бизнес можно смотреть с различных профессиональных позиций и сквозь эти профессиональные "очки" видеть совершенно различные картины.

П. Иногда настолько разные, что иной раз приходится сближать эти картины с применением насилия…

К. Но ведь эти различия во взглядах есть проявление упомянутого только что системного закона.

Например, что видит на предприятии финансист? Разумеется, он видит все, что должен видеть нормальный человек, но как финансист, сквозь свои «финансовые очки» он видит почти исключительно денежные потоки бизнеса, стараясь оптимально управиться с ними.

Что высвечивает в бизнесе профессиональный луч коммерсанта? Основная боль его – выгодно обменять товар на деньги (если этот коммерсант является продавцом), или деньги на товар (если коммерсант является снабженцем). Значит, коммерсанты видят предприятие, как совокупность обменов предметов друг на друга при посредничестве денег.

В чем интерес главного бухгалтера? Его сердце всегда ноет от одного – от желания соблюсти правила учетного процесса, даже если эти правила расходятся с людскими  приличиями.

Наконец, технолог – инженерная душа, чуждая чопорности финансиста, сухости бухгалтера и оборотистости коммерсанта. Видит она во внутренностях бизнеса завораживающее царство железных рук и электронных глаз, королевство сверлящих, лудящих и режущих механик.  

П. … И вот сидит наш капитан бизнеса в думах о его судьбе и сравнивает карты, принесенные его замами: финансовую карту, требующую заботы о накоплении денег, бухгалтерскую, грозно предупреждающую о нетерпении мытарей и технологическую с образом гармонии лудящих и режущих сфер. И у каждого своя правда, да только как эти правды друг с другом примирить?   

К. Но здравый смысл говорит, что затрудняться в выборе между требованиями финансиста и технолога – все равно, что капитану корабля не уметь рассудить споры между коком и машинистом о направлении движения судна...

П. Ох-хо-хо… Не обижайтесь только, но книжник, Вы и есть книжник…

К. Но даже начинающий книжник Вас скажет, что наш мозг никогда не мучается в выборе между сердцем и печенкой, при распределении питательных веществ: каждый получает требуемое. Проблема не в выборе, а в том, что одна из частей бизнеса выдает свои интересы за интересы всего бизнеса, а это и вправду опасно. Выдавать часть за целое - в этом одна из трагедий нашего мира. Ни много, ни мало…

П. Что так?

К. Ответьте, отчего в средние века инквизиция была так сурова к еретикам? По нынешним временам, за последних сошел бы любой телевизионщик, несущий на весь мир большей частью одну ему понятную чушь. Его ведь не сжигают на костре…

П. Не пойму к чему Вы клоните, но нынешним телевизионщикам до настоящих еретиков еще дорасти надо…

К. Еретиков сжигали не за то, что они говорили не так, как все. Говорить можно что угодно, если тебе не верят. А верят только тогда, когда ты говоришь лишь часть правды, выдавая ее за всю правду. До конца не верят только отъявленным врунам и пророкам.

Когда финансист говорит, что бизнесу нужно копить деньги – он говорит правду. Но если финансист утверждает, что бизнес существует только для этого, он – еретик, ибо выдал локальную правду за правду «всеобщую»... Если технолог мечтает о гармонии стальных сфер и считает, что эти сферы украсят бизнес – ему хочется верить. Но если он выдает свои мечты за единственную цель бизнеса и бизнес к этой цели пойдет, то недолгой будет его судьба. Судьба бизнеса, а не технолога… 

"Раковая опухоль" бизнеса – локальная оптимизация, принятие локальной цели за цель общую и подчинение всех частей системы ее достижению. Поэтому первому лицу бизнеса нужна картина, примиряющая эти, сами по себе, правильные устремления своих подчиненных.

В результате нашей работы мы должны представить картину бизнеса, на которой каждый из перечисленных актеров нашел бы свою сцену для игры и свою роль, зная, что эти сцена и роль не единственны и рядом кто-то играет столь же важную, а главное – другую партию. И степень важности каждой партии постоянно меняется в зависимости от изменений среды действий бизнеса и от воли «режиссера» - капитана бизнеса…

П. То есть карта, что мы будем рисовать, будет предназначена для меня?

К. В первую очередь для Вас: для "капитана" бизнеса, для его "режиссера", которому нужно дирижировать всем действом, не углубляясь в детали каждой роли. Для построения такой карты нужно применить особый инструментарий, отличный от того, что требуется для создания локальных профессиональных карт.

П. Что ж, это дело мне по душе. Во всяком случае, такой карты я еще не видал.

К. Прекрасно. Тогда еще глубже уточним нашу задачу. Итак, наша цель - построить нормативную или дескриптивную карту бизнеса для первого лица. Теперь вопрос: а что мы будем отражать на этой карте?

Масса и энергия

П. Вы же только что сказали - бизнес…

К. Посмотрите, скажем, на авторучку, что у Вас в руках. Если я попрошу построить ее модель, что Вы на этой модели отразите?

П. Все составные части авторучки в их системном единстве. Вы довольны?

К. И что скажет об этом предмете такая его карта?

П. Она скажет, что это авторучка.

К. Такому неромантичному человеку, как Вы именно это и скажет. А ребенок, который смотрит на вещи системно, задаст себе вопрос: для чего нужен этот блестящий пузатенький стерженек с остренькой головкой и какое имя ему дать? Стерженьком можно марать закорюками бумагу и потому имя ему - "маралка";  им можно поковырять в ухе и вот он уже - "ковырялка";  им можно, в отместку за вредность, тыкнуть сестренку - и "ковырялка-маралка" превращается в орудие возмездия… Так что нужно отразить на карте этого малыша: пузатый стерженек или все его полезные применения?

П. Вы с Вашим ребенком подобны некоторым моим коллегам, которые какой только пользы не найдут в моих активах. Дай волю, они гвозди компьютерами будут колотить… Впрочем, я уже признал ранее важность видения именно функций активов, а не их структуры…

К. Мое сердце радуется Вашим словам: Вы заговорили, как истинный системщик.

Давайте вспомним системную триаду, которая и позволит разделить эти два аспекта отражения внутреннего устройства бизнеса: "предметный" и "энергийный". Это два способа представления любой реальности, не только экономической.

Всякую вещь в нашем мире мы можем и должны представить одновременно и в ее "натурных" свойствах и в ее функциональном проявлении. Эти два подхода так и называются: структурный и функциональный.

Предметное восприятие бизнеса – это определение из чего он будет состоять и как все это будет объединено друг с другом: определение элементов (состава) бизнеса и его структуры. Функциональное восприятие: определение назначения каждой части бизнеса и связывание этих индивидуальных работ (функций) в последовательность полезной работы. Застревание только в одном из этих двух аспектов - так же ересь, что перетягивание на себя всего "одеяла" бизнеса  руководителем подразделения.

П. Этот вывод мне напоминает вывод Эйнштейна о том, что масса и энергия - две стороны одной монеты. "Система" - это ведь "масса", а ее функции - "энергия"?

К. Да, замечательная аналогия. На микроуровне в начале 20 века было доказано, что свет - это одновременно и волна и частица, материя и энергия. То есть в самых истоках нашей природы нет различия в этих моделях, но в грубых реалиях бизнеса мы часто разделяем два неразделимых взгляда на жизнь.

Торстейн Веблен  в своей классической работе (Торстейн, 2007) отметил, что «вся согласованная совокупность операций, реализуемых в промышленной деятельности, состоит из детализированных и взаимосвязанных процессов, а отнюдь не из многообразия видов технического оборудования». А Генри Форд заметил «несправедливость»: когда ему нужен только слесарь, он вдобавок приобретает всего человека. Но есть в этом и обратная, положительная сторона дела: приобретая слесаря, вы вполне можете приобрести и хорошего столяра, а еще и просто хорошего человека.

Единство и противоположность предметного и функционального взглядов проникает все сферы нашей жизни. Поэтому в любом человеческом языке неразрывно связаны между собой две главные части речи: существительное, как выражение в языке предметного взгляда на мир и глагола, дающего энергийное восприятие действительности.

Поэтому на наших картах бизнеса мы должны отразить одновременно структурный и функциональных аспекты, но прежде всего - функциональный, ибо только он показывает ту пользу, что приносит актив или весь бизнес.     

П. Итак, мы будем рисовать карту бизнеса с точки зрения первого лица, отражая в ней структурно-функциональные аспекты… За дело?

Три этажа

К. За дело. Но только после того, как мы закончим ответ на последний вопрос: а что же мы на этой карте бизнеса будем отражать? Пока мы вывели только два аспекта, два способа представления бизнеса: структурный и функциональный. Но не поняли, какие же собственно части бизнеса нужно отразить на картах…

П. Так ведь это и есть цель картографирования. Вот нарисуем карты, там и посмотрим, какие части…

К. Все верно, но в бизнесе есть такие части, которые принципиально не картографируемы и потому не будут видны даже на самой мелкой карте…

П. Не все же можно объять…

К. Не все можно объять, но нужно знать, что именно нельзя объять. Тем более то, что мы не увидим на карте критически важно для бизнеса.

Начну с вопроса. Вспомним, что существует три типа систем: механический, биологический и социальный. Как Вы считаете, что "стягивает" в системное единство каждый из этих типов, где лежит ключик к этому единству?

П. Видимо, этот "ключик" мы и не найдем на картах?

К. Не забегайте вперед, а лучше ответьте на вопрос…

П. Ключ к единству систем - в их болтах и гайках…

К. Болты и гайки только средство соединения частей в целое, да и то только в механических системах, в которых как раз ничего таинственного нет: все, что мы хотим знать о них в полной мере можно узреть на их картах - чертежах и функциональных схемах. Механика - это голая "телесность", без каких-либо таинств. "Ключики единства" начинают прятаться в биологических, но в особенности, в социальных типах.

П. Наверное, это тот самый неуловимый эффект целостности, который фиксируется коэффициентом Тобина, но никак не виден в бухгалтерских книгах…

К. В целом, верно. Можно описать человека анатомическим атласом и физиологическими картами, но ни на одном атласе и карте мы не увидим жизни человека, как таковой. Можно в лупу рассматривать бизнес-модели различных форм и назначений (упомянутые Вами бухгалтерские книги, финансовые бюджеты, технологические карты и прочее), но не понять, почему капитализация данного бизнеса в два раза больше, чем у почти такого же…

П. Да как же не понять? Смотришь прибыльность, дисконтируешь, ну и… прочее…

К. Так ведь прибыльность - это просто один из измерителей жизненности бизнеса, да и то часто не самый главный. Измеритель, а не причина.

П. Тогда причина - в тех же технологических картах, если они хороши, то и продукция хороша, тогда и прибыль в порядке…

К. Такое объяснение подобно объяснению жизненности организма тем, что у него сердце работает нормально. А сердце почему работает нормально?

П. Этак мы дойдем до причин основания мира…

К. Не надо так далеко. Мы говорим о том, что если при картографировании социальных и биологических систем ограничиться только фиксированием устройства и принципов работы их "тел", то такие карты мало что скажут о том, почему же эти дела работают вообще и в особенности - почему разные тела работают с разной эффективностью.

Посмотрим на рисунок. Механические системы имеют только послушное внешней среде тело и потому в полной мере описываются стандартными методами моделирования. В биологических системах появляется встроенная система управления, задающая всей системе свои цели. И мы отмечали, что "цена тела" биосистемы почти целиком зависит от способности системы управления обеспечить целостное состояние всех органов тела и движение его к правильным целям. Если психика, которая управляет биотелом, не справляется, то тело теряет свою целостность и разлагается, превращаясь в труп. Поэтому, картографируя биосистемы необходимо в дополнение к телу отразить на картах устройство их душ - систем управления. А сделать это не так просто.

П. Судя по рисунку, в социальных системах над душой витает какой-то дух…

К.  Именно так. Дух - это то, что компания любит и во что она верит.

П. Не знаю, как у других, а моя компания сама по себе не верит ни во что. Верят люди, которые в ней работают, но с учетом нынешней исторической реальности, тоже вряд ли…

К. Тогда не понятно, по какой причине Ваши сотрудники ходят на работу и почему Ваш бизнес вообще существует.

П. Мои сотрудники ходят на работу только потому, что хотят кушать.

К. Говоря о духе, как системообразующем ДНК социальной системы, я не утверждал, что наш народ ходит в цеха, как в молельный дом. Хотя, вспоминая то благоговение, с которым еще в недавние времена рабочий народ пересекал проходную родного завода, понимаешь, что и мартены могут быть алтарем. Верить и любить можно партию, деньги, светлое будущее или темное прошлое. Есть даже смельчаки, верующие в себя. Нам пока не совсем важно содержание символа веры. Важно, что он является тем самым спрятанным иногда от самих верующих ключиком, что задает реальное единство социальной бизнес-системы.  Но символ веры или любовные чувства к светлому будущему зафиксировать если и можно, то все это будет выглядеть "на бумаге" крайне банально или просто непонятно.

П. Почему же банально? Система принципов, философии, верований компании должна быть вполне содержательна…

К. Если это живой, а не выдуманный символ веры и сердцем принимаемая, а не бумажная философия, то, безусловно, для тех, кто в них верит и этим живет - они реальны и содержательны. Но сама по себе, по своей форме духовная сфера плохо формализуема, неуловима и не регламентируема. Это скорее реальная атмосфера, пронизывающая компанию и опыт, переживание жизни, чем инструкция и карта. Например, основателями IBM в ее организационные "гены" были заложены всего три принципа: уважение к людям, главное - клиент, стремление к совершенству. Что может быть банальнее? Ничего, как и во всем, что действительно важно в нашем мире. И как можно на какой-то модели-карте отразить эти принципы, кроме как просто перечислить их на бумаге и признать банальность их смысла? Но если это не просто бумажные слова, а дух компании, задающий не только корневые, но и ежедневные смыслы деятельности каждого сотрудника, то уловить эти принципы можно только реально соприкоснувшись с компанией. Уважаете людей, говорите? А вот он я - налоговый инспектор, полюбите меня!

П. В IBM к налоговым инспекторам не может быть иной любви, что и у нас: сунуть в праздники какую-то безделушку, чтобы не подумал, что мы его не уважаем… Ну, или не безделушку…

К. Вывод из всего этого простой: главная скрепа социальной системы - в ее культурном, "вероисповедальном" коде, который сложно отразить на какой-либо карте. Разве виден дух какого-то города даже на самом лучшем его атласе? Он может быть только домыслен: например, при виде на карте рассекающей город реки и множества причалов, можно предположить, что здесь еще жив рыбачий, если не пиратский дух. Хотя в реальности город может быть давно пропитан духом домен и прокатных станов. И в то же время, при всей неуловимости этого культурного кода, он имеет первостепенное значение для компании. Если ее дух не крепок, символ веры подобен кодексу строителя коммунизма во времена, когда все захотели строить капитализм, если главные люди компании говорят одно, думают второе, а делают третье, то никакая система управления, стоящая "этажом ниже" духа не будет работать как надо. А значит и тело бизнеса будет разлагаться.

П. И что же - мы оставим без внимания самое главное?

К. Без внимания самое главное оставлять смерти подобно, но на картах мы, действительно, духовную часть бизнеса отразить не сможем. Для этого существуют другие "инструменты".

А сейчас, предчувствуя Ваш облегченный вздох, подведем итоги нашего большого, но все еще предварительного, разговора.

Тема наших последующих встреч и бесед - в разработке карты бизнеса с точки зрения его первого лица - "капитана".  Мы должны построить такой образ предприятия, который бы примирил все локальные и профессионально обусловленные взгляды на бизнес. При этом, карта должна отразить, прежде всего, ценностные, функциональные аспекты деятельности, а не то, из чего, из каких активов, состоит бизнес, хотя и последнее тоже важно. Наконец, сама технология картографирования не позволит нам отразить на карте важнейший аспект организации бизнеса - его культурный код. Мы вынуждены будем ограничиться описанием устройства и работы "тела" бизнеса, а также системы управления "телом".  Предлагаю разделить дальнейшую работу на две большие части, согласно последнему моему замечанию: сначала освоим технологии "телесного" картографирования, а затем - управленческого…

П. Что и говорить - зафилософствовались мы с Вами. Но признаюсь, что времени на это не жалко. Иной раз, погружаясь, как говорят, в жизнь, чувствую - одолевает суета. Не хватает широты взора. Надо бы стряхнуть мелочи жизни, которые хуже вериг, но нет то ли сил, то ли ума… Но и глядеть на мир соколом с высоты - тоже меру надо знать. Пора и на землю.. До свидания, уважаемый…



[1] А. Койре. Очерки истории философской мысли. М., Прогресс, 1975 г.

[2] Один из директоров корпорации Pepsi Co

[3]  http://www.expert.ru/printissues/management/2007/02/interview_adizes/ 

<< Назад  |  Содержание  |  Далее >>  
Разделы: 
 
Ждем ваших звонков:
+7 (812) 6703162
191015, Россия, Санкт-Петербург,
Фуражный пер., д.3
© 1999-2019 Бизнес Инжиниринг Групп
Написать письмо в службу поддержки сайта Бизнес Инжиниринг Групп
admin@bigc.ru www.bigc.ru  
  Рейтинг@Mail.ru
Главная Новости Контакты Поиск Персональный раздел
© 2006-2007 Разработка сайта - компания Lenvendo Работает на “1С-Битрикс: Управление сайтом”